25.06.2020

Воспоминания всегда живы

Двадцать седьмого июня фировчанин Владилен Николаевич Гумилин отметит свое 85-летие. За плечами большая и трудная жизнь, наполненная событиями,  работой на разных должностях. Но, наверное, не ошибусь, что Великая Отечественная война во многом определила его жизненный путь.


Родом В.Н. Гумилин из соседнего Селижаровского района, из деревни Хотошино; родители-педагоги: отец Николай Александрович работал директором  семилетки, мать Анастасия Ивановна - учителем географии. Отец в 1940 году окончил заочно Калининский государственный пединститут им. М. И. Калинина по специальности  история (диплом №153601 от 29.06.1940 г., регистр.№551).Диплом его Владилен Николаевич хранит как реликвию и память об отце. Мать окончила заочно три курса геофака этого же института в 1941 году.
Летом 41 года мальчугану было шесть лет, поэтому он помнит те давние события:
- Начало Великой Отечественной войны помню хорошо: мне было уже 6 лет, - вспоминает Владилен Николаевич. - Отца призвали в Красную Армию 23 июля 1941 года. Он оказался в 16 армии К. К. Рокоссовского в 8 гвардейской дивизии И. В. Панфилова, в 690 полку, младший политрук 2-й пулеметной роты. Считался пропавшим без вести 65 лет. Отца я ждал всю войну, мама – всю свою жизнь.  
Но в 2005 году я его нашел. Похоронен у д. Жданово в четырех километрах от Волоколамска  в братской могиле. Убит 27 октября 1941 года…
 Владилен Николаевич немного помолчал, вздохнув, продолжил рассказ:
- Мама много писала, пытаясь выяснить хоть что-то про отца, но утешительного ответа не приходило. А я раз прочитал рассказ писателя Эммануила Казакевича, где герой разыскал, где погиб его отец… Мне это запало в душу, решил попробовать. Сходил в районный архив, там Надежда Васильева дала мне адрес Центрального архива Министерства обороны в Подольске… В феврале написал, а в сентябре получил ответ. Мы поехали туда всей семьей – я с Валентиной Викторовной, наша дочь Ирина с мужем и сыном…
Увидел, что на плите выбито – Гумилин Николай Александрович, младший политрук, опустился на колени: "Отец, наконец-то я нашел тебя". Всю мою жизнь он был для меня примером, ведь в шесть лет я понимал, какой он умный, работящий, справедливый человек. И, наверное, даже учиться пошел  по его стопам. Конечно, отца мне не хватало, но старался свои поступки сверять по нему… Вот поэтому, когда мы приехали к месту его захоронения, наступила успокоенность, не без вести он пропал, а захоронен вместе со своими товарищами, бойцами, отдавшими жизнь на Родину. 
Жаль, мама не дожила, умерла в 1998 году в возрасте 94 года. Она воспитала без отца  в труде меня и сестру, приучила быть честным, исполнительным, добрым к людям, всегда держать данное слово. Мама награждена орденом Трудового Красного Знамени, в Златоусте, куда она переехала к дочери, избиралась председателем городского совета ветеранов.
В октябре 41-го отец с кем-то наказал, что ночью поезд, в котором и он будет, пойдет в московском направлении. Мы – мама, я, сестра и бабушка – пришли на перрон, стояли, ждали… Слышим, едет состав и голос отца: "Здравствуйте и прощайте, мои дорогие! Письмо держите!" И белый сверток летит к нам, он письмо в белую рубаху завернул, чтоб заметнее было… Там он писал, что его аттестовать должны на политрука, что скоро пойдут Москву защищать. Письмо берегли, мама, когда уехала потом к дочке, к Руфине, взяла его с собой.
А через несколько дней, 15 октября, мы эвакуировались, фронт подступал. Ехали в товарном вагоне долго, месяца два: сначала Соблаго, Фирово, Бологое, потом Ярославль, Пенза, Куйбышев (Самара). И приехали в Чкаловскую (Оренбургскую) область на ст. Сорочинск. И с этой станции на 60 км. в глубь Предуралья в д. Ровнополье. В эвакуации получили письмо, что отец пропал без вести.
Были и еще потери среди родных В.Н. Гумилина:
- Кроме отца,  на войне погиб дядя Иван Иванович Лебедев. Замечательно играл на баяне дядя Илья Петухов, пограничник, он пропал без вести на западной границе. В плену оказался Дмитрий Иванович Лебедев (он пришел из плена и отработал мельником до 1989 года в            с. Оковцы, замечательной души человек). Дядя Сергей Николаевич Варваркин тоже попал в плен, но бежал из немецкого плена в Италию, сражался с фашистами в гарибальдийской бригаде партизан, вернулся домой, долго работал шофером на кожевенном заводе г. Осташкова.
 - В первое время эвакуации  мама работала в колхозе, а потом ее в начальную школу позвали, через два года перевели в Луговск в детдом. Там мы и пробыли до 46 года. 
В День Победы ходили машины, всех жителей собирали в школу, в актовом зале провели митинг… Там много поволжских немцев было, они как-то неохотно шли, это вот запомнилось. После Победы мы еще год жили, схоронили там бабушку. Знакомая мамина, тоже эвакуированная из Луги, что под Ленинградом, написала письмо:  приезжайте, работа есть…
По родным местам скучали, но ехать было некуда, разрушено все. Подумала мама и решилась отправиться поближе к дому. В Луге прожили год, а потом к себе вернулись, к разрухе. Но потихоньку жизнь налаживалась, осенью 1947 года маму назначили учительницей географии в железнодорожную школу п. Селижарово. Я и моя сестра Руфина пошли в Селижаровскую школу: я в 5-й класс, сестра в 6-й. В 1953 году я окончил 10 классов и поступил в Калининский пединститут. Пытался поступить в Московский университет, но недобрал одного балла из 25 (по немецкому "4"), и с этими документами был принят в КПИ им. М. И. Калинина, как отец, но на историко-филологический факультет, группа историков была укомплектована. В институте на физмате уже училась старшая сестра Руфина. В 1957 году нам, четверокурсникам, добавили еще один год, преподавали историю древнейшую и новейшую и выпустили в 1958 году преподавателями русского языка, литературы и истории. 
В 1956 году был сформирован студенческий отряд института  на уборку урожая в Казахстане (Кургальджинский район, совхоз Краснознаменский). Наша группа "Б" – 3-й курс истфила – была почти вся на целине; я и Валентина Викторовна награждены знаком ЦК ВЛКСМ "За освоение целинных земель". 
Большую роль в сплочении нашей группы играла комсорг Валентина Кротова. С ней мы дружили с первого дня и сидели на занятиях вместе четыре года, а потом поженились на практике в Удомле 16 марта 1957 года. Поэтому при  распределении на работу нас послали в 1958 году в Нелидовский детдом воспитателями в старшую группу. А у нас уже была  дочь Ирина (тоже стала учительницей немецкого языка,  пенсионер, но работает в школе №7 г. Твери).
В 1959 году Нелидовский детдом расформировали. Меня потянуло на родину. Написали письмо в Селижаровское районо, где заведующим тогда был Иван Игнатьевич Соколов (они с отцом работали до войны в Селищенской школе), получили перевод в Селижаровский район и оказались в Оковецкой восьмилетней школе. Через год назначили директором. В 1965 году школа переросла в одиннадцатилетнюю с трудовым обучением. 
В 1971 году был переведен учителем истории в Фировскую среднюю школу, а Валентина Викторовна – учителем немецкого языка этой же школы и организатором внеклассной и внешкольной работы.
Учителем истории и географии проработал до 1976 года. Был классным руководителем, вел ребят с 4 по 9 класс, коллектив  сложился дружный, ходил со школьниками по местам, где  дислоцировался авиаполк, в котором служил Герой Советского Союза А. Маресьев.
Затем в конце 1976 года райком партии направил меня на работу заведующим отделом  народного образования Фировского райисполкома. На этой  хлопотливой должности проработал восемь лет до 1984 года. Главная забота была обеспечить школы учителями, а  школ было 15, из них три средние. В 1980 году в район не прислали молодых специалистов, пришлось упрашивать выпускниц Фировской школы (моих бывших учениц) работать в восьмилетних и начальных школах, потом они заочно получили высшее образование. 
В Фировском районе в 70-80-е годы застоя не было. Были построены здания Великооктябрьской средней, Новосельской и Дубровской восьмилетних школ, интернат и здание Рождественской школы. 
В 1986 году был избран председателем Фировского поселкового Совета народных депутатов, проработал на этой должности до 1994 года. Здесь были свои проблемы: квартирный вопрос и финансирование школ, двух детсадов, контроль за работой комхоза. В лихие 90-е стало работать невмоготу, ушел на педагогическую пенсию по выслуге лет и состоянию здоровья в 1994 году. 
Приятно, что не забывают наши бывшие ученики, в первую очередь очень благодарен Надежде Викторовне Береговенко (в девичестве – Осиповой). Она и шестого мая на могилку к Валентине Викторовне свозила в день ее рождения, и 16 июня, в годовщину смерти, мы и оградку вместе красили. Надежда заходит, помогает. 
Признателен я Ирине Евгеньевне Шкиневой (Травкиной), Надежде Валентиновне Воробьевой, Светлане Павловне Федоровой (Восходовой), Александру Леонидовичу Ильину, Галине Николаевне Гончаровой (Потаповой) за то, что помнят.
Четыре года назад ушла из жизни супруга Валентина Викторовна, пришлось привыкать жить без нее… 
Они были вместе 59 лет! Дочери, внуки и правнучки помогли сгладить Владилену Николаевичу боль утери, да и ученики, как видно из его слов, своими посещениями, воспоминаньями, звонками придавали сил… А память  всегда с ним – об отце, о военных годах, о работе, о жене…  
Память хорошая, цепкая, воскрешающая дорогие сердцу мгновения жизни, и пусть в ней сохранится и завтрашний юбилей!
   

Светлана ЦВЕТКОВА



Поделиться:

Для того чтобы добавить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь

Возврат к списку